Интервью с Сергеем и Анной Сохненко. Часть 4.

Разрешить себе быть свободнее

Вообще-то, это рабочие материалы вот к этой статье. Однако в публикацию не вошла и половина того, о чем мы беседовали в Сергеем. Стало жаль: там много любопытных, полезных или интересно-спорных мыслей. Держать их только при себе было бы нечестно, поэтому вот. А так как материала много, будем печатать с продолжением — в несколько приемов.

Начало вот тут, вот тут и вот тут.

— Что для вас «хорошая партнерша»? Кто эта женщина, которую вам было бы интересно пригласить на милонге?

— Хорошая партнерша – это женщина с хорошим вкусом… В последнее время для меня это еще и та, которая, скажем так, культурно подкована в танго. Для меня важна личность в танго, и насколько в данный момент на милонге эта личность про танго… Это сложно объяснить… Это проявление какого-то жизненного и танго-пути, которое видно во взгляде, в осанке, в шаге. Конечно же, я мог бы сказать простую вещь: для меня важна партнерша, которая может тотально присутствовать со мной в танце, взаимодействовать, не отвлекаясь на украшения и тому подобное. Но до первого шага на танцполе мы, как правило, не знаем, может ли человек присутствовать в контакте, и... Аня, помоги сформулировать — ты же хорошо меня знаешь!

(В кадре видео-звонка, а интервью я брала через Интернет, появляется Анна Сохненко)

Анна: — Хорошая партнерша – это совокупность многих качеств и черт. Я думаю, что помимо того, что она женственна, со вкусом одета, она умеет себя подать, умеет уважать себя и партнера. Она интересуется танго не только с точки зрения потребления: потанцуйте меня. Она не только следует, но и самовыражается в танце может привнести себя в танец. Тогда с ней будет интересно танцевать. И, конечно, тогда Сергей ее пригласит (Анна улыбается, Сергей кивает).

— Что аргентинское танго дает людям? Как вы считаете, в чем секрет такой огромной его популярности?

Сергей:  Танго дает возможность поставить свою безумную жизнь на паузу, притормозить тот ритм, который нас преследует. Когда мы утром вскочили и побежали, весь день пробегали, не осознав ни единой секунды, не осознав, что с нами было, что мы делаем, куда мы идем, зачем мы это делаем.

И придя вечером на урок танго или милонгу, мы меняем один поток на другой. Выныриваем из потока безумия и погружаемся в поток осознанности, умиротворения, концентрации на моменте «здесь и сейчас».

Когда меня спрашивают, что такое танго, я говорю: «Ребята, танго – это здесь и сейчас. Это – разделить момент с другим человеком… Даже с компанией – это не обязательно танец, милонга. Мы можем пережить момент танго, когда мы просто собираемся за одним столом, выключаем мобильные устройства, убираем проблемы из головы и общаемся на одной волне». Также и в танце – мне хочется, чтобы люди смогли почувствовать себя в своём теле, в своём сознании, но в своем более живом и удобном теле, в своем самом комфортном состоянии сознания. Когда появляется это спокойствие, сосредоточенность на своем центре, можно, наконец, услышать другого человека, увидеть его. Не просто: «Да, ок, я тебя вижу», а как в «Аватаре»: «Я тебя вижу: кто ты, что ты сейчас…Я хочу с тобой взаимодействать, хочу эти четыре мелодии прожить, пробыть, протанцевать, прошагать, продышать тотально вместе с тобой, как одно целое, как один живой организм с четырьмя ногами».

Анна: — Для меня танго как иностранный язык. Что иностранный язык может дать человеку? Возможность вступать в коммуникацию с людьми не только в пределах своего привычного, раз и навсегда определенного круга, возможность открывать для себя мир. Да, танго может открыть для человека целый мир! У нас друзья по всему миру – от Сингапура до Перу. Это какой-то свежий воздух в жизни, вдохновение. Танго невероятно расширяет горизонты, зону комфорта, позволяет разрешить себе быть свободнее.

— На уроках танго, чему вы учите людей, кроме, собственно, танца?

Сергей:Уча танго, мы стараемся учить людей жить качественнее. Использовать свое тело и сознание с высоким КПД. Учим обращать внимание на свое тело и, прежде всего, на взаимодействие головы с телом.Последние года полтора на своих семинарах активно обращаю внимание учеников на то, что можно использовать свое тело легко, удобно, а можно, наоборот, жить с кучей напряжения, дискомфорта и не замечать этого.

Как-то мы работали в Токио, группа была человек 40, и спустя два часа семинара половина людей, наверное, подошли к нам, поклонились, как они это делают, и сказали: «Спасибо, у меня впервые за 10-15 лет после уроков не болит спина, руки, ноги».

Это умение приходит, конечно, с опытом: куда, на какую мышцу положить руку, направить внимание, какие упражнения дать, чтобы человек хоть немного расслабился, стал более живым, естественным. И показать, что у него что-то не получается не потому что он глупый или неспособный к танго, а лишь потому, что он где-то сильно напрягается, не там и не в тот момент прикладывает усилие.

Да, я вижу свою задачу как педагога научить людей тонкой и глубокой взаимосвязи головы и тела. Я думаю, что совет «Не думай, просто танцуй» не эффективен – всё должно работать в совокупности.

Но танцевание танго – это, конечно, не «думанье», мысли в привычном понимании этого слова. Это некое другое состояние, в котором пребывает наше сознание и тело – такая фоновая программка в голове, которая все время отслеживает, сканирует тело и включает некие стабилизирующие действия. Не важно, танец это, вождение автомобиля, работа в офисе или приготовление еды, но делать это можно по-разному, в том числе эффективно, легко, спокойно и с каким-то внутренним искусством, что ли. Мы должны учить людей искусству жить. И сами пребывать в этом в момент преподавания, чтобы ученик на уроке чувствовал, что он занимается искусством, а не механической работой.

Подготовила Елена Маслова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *