Диалектика танго, или «Все учат по-разному!»

Социальное аргентинское танго сейчас — очень живое явление, текучее, постоянно меняющееся. При этом сохраняющее некую общую структуру и традиции. Почти как мыслящий океан у Лема. 🙂 Сообщество социального танго в современном мире представляет сложную диалектику общих черт и различий.

Когда ты попадаешь к разным преподавателям, которые объясняют базовую технику таааак по-разному, то думаешь: «Божечки, это же разные танцы!». А потом ты видишь, как легко танцуют друг с другом на милонге эти самые преподаватели, которые только недавно говорили вроде противоположные вещи, то понимаешь, что нет — все же один и тот же. 🙂

У этого разнообразия вроде как есть исторические причины. Пишут и рассказывают, что раньше в Буэнос-Айресе в каждом территориальном районе был свой стиль танго. И мужики с района не очень-то охотно пускали на свои милонги и практики чужаков. Больше того, каждый из именитых милонгеро работал над своим собственным уникальным стилем и своими фишками. Отсюда, вероятно, каша в терминологии. Бывает, что разные преподаватели называют одно и то же разными словами или одним и тем же словом разные вещи. Слышала, как простой прерванный шаг называют кунитой, каденсией, реботе. Еще наверное, есть названия. 🙂

И только когда за плечами оказывается некая критическая масса семинаров и частников, начинаешь понимать, что это, по большому счету одно и то же, об одном и том же, только лишь с некоторыми модификациями. Которые впрочем работают довольно эффективно.

Выбираешь что-то, что тебе близко, отбрасываешь, что тебе не близко или не понятно (возможно, чтобы потом понять в форме инсайта и вернуться к этому), миксуешь, адаптируешь под себя.

Примерно так рождается твоё собственное танго. И, мне кажется, что именно это подразумевается под фразой «танго у каждого своё». А не «у нас своя уникальная школа», «я так вижу», «что хочу то и ворочу», «у нас танцуют душой, а не техникой» и пр. Всё же некие общепринятые черты социального танго как танца в мировом сообществе есть. Есть авторитеты и есть маргиналы и фрики, у которых очень сильно «своё танго».

И главный критерий оценки — можешь ли ты танцевать с большинством танго-людей из других городов, стран и школ. Лично для меня — это одна из самых интересных и захватывающих сторон танго. Найти контакт, общий язык, создать уникальный танец, эмоции с человеком, которого в первый раз видишь. И танцевать каждый раз по-разному с человеком, с которым танцуешь каждый день.

Поэтому я однозначно за то, чтобы тангерос учились у разных преподавателей и танцевали с разными тангерос.

Однако мне кажется, что это эффективно не сразу. Полгода-год стоит походить в одну школу, чтобы в головушке сложилась некая система файлов с информацией, что есть такое танго. Потом будет просто легче эти файлы дополнять или модифицировать.

Обиднее всего, если ты попал с самого начала во фрик-школу, которая сильно в стороне от основного русла танго или к не очень эффективному преподавателю. Тогда придется менять почти всю файловую систему — неработающие, неудобные или опасные для здоровья телесные привычки. Это очень сложно, но возможно. По себе знаю.

Но главный критерий всё равно один — хотят ли с тобой танцевать хотя бы некоторые за пределами твоей школы? А если после года обучения тебе танцевать не легче, удобнее и приятнее, чем в начале, а по-прежнему сложно, неудобно и непонятно — это повод задуматься, а туда ли ты движешься. Аргентинское танго так устроено, что тебе с каждым годом оно кажется все естественнее, здоровее и человечнее. 🙂

Елена Маслова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *