Аргентинские фольклорные танцы и поиски себя

С детства

В детстве в числе прочих я танцевала и народные танцы. И они мне страшно нравились. Особенно нравилось то, что танцы разных народов необходимо танцевать с разными эмоциями, с разной подачей. Получалось не всегда)) А потом был большой перерыв, и я не думала, что фолк в мою жизнь когда-нибудь вернётся.

Первое знакомство… Летний знойный день, занятие, не обещавшее ничего необычного: «А давайте чакареру выучим, а то обниматься жарко»))) Да, у меня получается — сразу, без «тут поправь, тут убери, стопы так, руки сюда». Но это не любовь, даже не влюблённость. Просто новый танец, миленький, его на милонге ставят, можно потанцевать. Я не помню свою первую чакареру.

Схему самбы я учила в коридоре клуба перед поездкой на мастер-класс. Первую самбу тоже не помню — слишком боялась сбиться с шага. До этого он мне казался непонятным: что они там платками машут?

Погружение

Но чем больше погружаешься в изучение аргентинского фольклора, тем больше тебе открывается. Тот самый первый мастер-класс стал поворотной точкой и остался в памяти как время откровений. Они живые и интересные, эти танцы, в них столько глубины и скрытого смысла, что становится страшно. И очень хочется ещё. Изучая культуру, традиции, музыку и язык, всё отчётливей понимаешь, что конца у этого пути не будет — расслабься и получай удовольствие от процесса))) И в этом новом мире можно найти что угодно — даже себя. Странно вспоминать, что прошло всего два с половиной года.

Что мне дают эти танцы? Свободу быть собой — разной. Возможность выразить в танце любое чувство, любую эмоцию. Радость, которой можно поделиться с человеком напротив; тоску, которую можно разделить на двоих; счастье, которое можно вдыхать с воздухом и раздавать, как вай-фай. При этом нельзя станцевать то, чего в тебе нет. А вот найти в себе то, о чем ты понятия не имеешь, можно.

Очень горько осознавать, что у нас утеряна эта среда: мы видим наши народные танцы, пожалуй, только на сцене. Они не менее прекрасны, но танцуют их профессиональные танцоры, на которых приятно смотреть, которыми хочется восхищаться, но повторять желания не возникает.
А аргентинский фолк живой: люди впитывают эти танцы, эту музыку с детства, живут в этой среде и передают своим детям. Новые молодые исполнители трансформируют, меняют музыку и танец, привнося в них своё, но не меняя сути.

Мне нравится наблюдать, как меняется в танце человек, когда перестаёт бояться сбиться со схемы и начинает по-настоящему танцевать. Себя.

Ольга Сушенкова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *